Овинник

Овинник (гуменник, подовинник, овинный, овинный батюшка, царь-овинный) — в традиционных верованиях дух, живущий в овине, огороженном участке земли, предназначенном для хранения и молотьбы зерна.

Овинников, как и других обитателей крестьянского подворья, люди чаще слышат, чем видят. Но иногда можно увидеть громадного черного кота с горящими как угли глазами, или, например, собаку, или темного лохматого медведя.

Однако чаще всего овинный видится человеком обычного роста, но со всклокоченными «дымными» волосами: «он ровно человек, но с рогами и шерстнатый».

Во многих местах верили, что он, подобно другим домашним духам, пребывает на гумне вместе со своей супругой или подругой — овинницей; обращаясь к ним, их обычно уважительно величают: «подовинник-батюшка и подовинница-матушка».

Живут эти сущности, по народному убеждению, в овинной сушилке, в самом дальнем углу подлаза, «в нижней части строений, где днем пекут деревенские ребята картошку». Согласно поверьям, они всегда следят за работой и нередко сами трудятся в овине, обычно при этом принимая облик крестьянина (например, хозяина дома).

Считалось, что они оберегают овин и хлеб от всякой напасти, беды и нечисти; часто дают хороший примолот; подметают гумно, обмолачивают снопы, веют зерно; обеспечивают необходимый для просушки зерна сквозняк и т. п.

Однако, по мнению крестьян, если овинник бывает недоволен хозяевами, то всячески им вредит. Так, по рассказам, он может сжечь овин, закинув между колосниками уголь, если рассердится на хозяев за то, что они сушили снопы во время сильных ветров. Может он подпалить овин и в том случае, если хозяева мешали ему или не выказывали должного уважения, нарушали особые запреты или даже пытались выжить его, овинника, с любимого места у огня.

Считалось также, что он очень не любит, когда его стараются увидеть или упоминают попусту: в этом случае он может раскидать все снопы, грабли, молотила по всему овину и вообще устроить страшный беспорядок.

Иногда овинник может постараться навредить и непосредственно хозяевам, особенно если те сильно ему чем-то не угодили. Рассказывали, например, что, рассердившись, он «поперхнет у костра в бок так, что едва не соберешь дыхание»; может даже убить хозяина, чем-то досадившего ему: «запихать в печь», сжечь вместе с овином и т. д.

Так, в одной из быличек овинник, которого крестьянин прогнал с любимого места у огня, не только сжег овин, но и наслал на мужика тяжелую болезнь, от которой тот вскоре и умер. Вот характерный рассказ: «В овинах живут овинники, которые имеют вид старика.

Однажды крестьянин деревни Острова пришел сушить овин, видит — у теплины (огня) сидит овинник и печет картофель! Мужик сотворил молитву и ожигом (палкой, которою шевелят огонь в теплине) хватил нечистого наотмашь. Овинник побежал и с угрозою произнес: „Я тебе припомню!” На другой день овин и сгорел».

Овинный ревностно следит за тем, чтобы постройку не топили в ветреные, неустановленные и праздничные дни, накануне больших праздников. Согласно обычаям, овины начинали топить приблизительно после дня Фёклы Заревницы (7 октября): в ночь на этот день возжигали «новый огонь», начинались «замолотки».

На Заревницу дни убывают, почти темнеют, зори становятся багряными; это время пускания в полях палов; начало утренней молотьбы при огне. Как говорили, «на Заревницу хлеба ворошок, а молотильщику каши горшок».

Этот день — время окончания части работ, — а также Воздвиженье (27 сентября) и Покров (14 октября) считались «овинными именинами»: овин «отдыхал», а молотильщиков, овинного «хозяина» или даже сам овин щедро угощали — чаще всего кашей и пирогами. Иногда приносили в овин петуха. Затем кланялись и говорили: «В море постоять, огня не видать, по колено стоять — воды не видать».

Или поднимали кверху цепы и говорили: «Уроди, Господи, на новый год больше и дольше». В Новгородской губернии овинного благодарили: «Спасибо, хозяйнушко-батюшко, что подсобил обмолотиться!» А при начале обмолота просили у «хозяина» разрешения «топить» овин: «Хозяйнушко-батюшко, подсоби помолотить!» Тех, кто нарушал установленные обычаи, овинник наказывал. По рассказу из Калужской губернии, он «согнул в дугу силача, топившего овин в день Фёклы Заревницы».

В Тобольской губернии «овинными именинами» считалось 26 октября: в этот день овины «подлежали чествованию». «В полночь на Дмитриев день... хозяин дома — большак — берет с собой свежеиспеченный пшеничный хлеб небольших размеров, круглой формы; хлеб должен быть хорошо пропеченный; ставит на хлеб солонку с солью, а затем забирает с собою бутылку водки и стакан и со всем этим идет в овин.

Войдя в него спиной, хозяин говорит так: „Овинница, я тебе принес хлеб и соль, чтобы ты меня не пугала, когда приду в овин. Аминь”. Затем хозяин кладет хлеб и соль посредине, делает поясной поклон и произносит так: „Вот тебе, батюшка-овин, хлеб и соль, пшеничная булка. Как булка хороша, тако ж и урожай дай хорош, сам двадцать, чтобы птица не клевала, чтоб ветры не вздували, чтоб градом не сбивало, чтоб дождем не высекало и солнцем не сожигало”.

После этого хозяин (крестообразно, с приговорами) обходил все строение, выпивая во всех четырех углах по стакану водки, а затем выплескивая часть ее на землю со словами: „Вот это, батюшка-овин, тебе, чтобы ты не загорался. Как вино горит и не сгорает, так и ты, овин, не сгорай. Аминь”. Или: „Спасибо тебе, батюшка-овин, что мой хлеб сохранил. Аминь, аминь, аминь”».

И овин, и его потусторонний «хозяин» во всех этих поверьях, обычаях предстают живыми существами, обращаться с которыми следовало с почтением и опаской. В овине сушились и обмолачивались снопы, приумножался достаток семьи, в то же время в нем легко возникали пожары, которые во многих губерниях России приписывались гневу или причудам той же нечисти.

Так что подарки овиннику приносили с целью умилостивить его, задобрить, отвести от себя его гнев.

В некоторых местах люди, опасаясь, старались не топить овин поодиночке; ночевать же в овине часто не рисковали даже хозяева. Чужие же люди и вовсе не должны были заходить в овин ночью и тем более спать в нем.

Согласно поверьям, овинник вообще очень не любит, когда туда приходят посторонние, и пугает их: лает по-собачьи, хлопает в ладоши, хохочет и т. д., может уморить угаром. Но еще больше он не любит ночлежников, особенно тех, кто у него «не попросился», и может даже задавить человека, если тот один ночует на подведомственной ему территории.

Однако в некоторых местах верили, что если попроситься у овинника, то можно ночевать совершенно свободно: он не тронет и даже защитит человека от нечистой силы. Так, говорили, что «он, батюшка, чужому не выдаст, только помолиться ему: „Овинный батюшко, побереги, постереги от всякого зла, от всякого супостата раба Божия”».

Иногда считали, что он «такой же, как домовой». Известно несколько рассказов, в которых овинник спасает хозяина от преследующего его покойника-еретика: прячет попросившего его о помощи хозяина и до утра бьется с покойником, не подпуская его к человеку.

Овинника, по народному убеждению, «часто бороться охотка берет». Так, считалось, что он не любит банника и нередко дерется с ним; воюет с враждебной человеку нечистой силой (например, с упырями), не впуская ее в овин.

Овинник «ведает будущее» и может предсказывать девушкам судьбу, если они ночью в какой-нибудь праздник (обычно на Святки) гадают в овине или рядом. При гадании иногда клали руку в окно овина или заходили внутрь, задавая тот же вопрос, что и в бане, и ожидая прикосновения существа.

Деревенские овины — это строения, загорающиеся едва ли не каждую осень. В каждом овине была печь (или просто яма), так как без огня урожай не высушишь, а сухие снопы горят легко. Но при этом овинников, которых хозяева нередко винили в пожаре, огонь, по народному убеждению, не трогает.

Так, повсеместно считалось, что обычного пожара овинник не боится: он переселяется на печь или на обгорелое бревно и ждет, когда хозяева построят новый овин, в который он затем и войдет. Правда, он может погибнуть в огне, если овин загорелся от молнии, и тогда другой овинник на таком месте уже никогда не поселится.

Излюбленное время овинников — полночь, период между вторыми и третьими петухами; в это время его можно увидеть. Считалось, что подглядеть за овинником (как и за домовым) можно на Пасху, обычно через хомут, хомут и борону, три бороны и т. д.

Однако одним из самых надежных способов увидеть овинника, как и другого домашнего духа, считался такой: спустившись на третью ступеньку внутренней лестницы, ведущей в хлев, наклониться и посмотреть между ног.

Хотя видеть нечисть считалось нежелательным: та может рассердиться на подглядывающих хозяев и сжечь овин или как-нибудь по-другому навредить домочадцам.

Категория: Родня Домовых
Всего комментариев: 0
avatar